Открытый Чемпионат МФА


















Международная Фелинологическая Ассоциация

Rambler's Top100

Яндекс цитирования

О бедном стюарде замолвите слово...

   …хотя, казалось бы, почему о «бедном»? на что стюарду сегодня жаловаться? Работой он явно не перегружен – ну, столик протрет, номера по микрофону объявит, в крайнем случае дойдет до клетки в выставочном зале и пригласит владельца кошки на экспертизу. Кошку, естественно, понесет сам владелец. А в конце выставки, когда нужно давать стюарду отзыв о работе, эксперт недоумевает: что писать-то? «Умело пользуется дезинфектантом»? «Обладает хорошей дикцией»? «Различает цифры по-письменному»?...

Давайте-ка вспомним, для чего на прежних выставках нужны были стюарды, - те, которые не только судейский стол протирали, но и животных на этот стол носили, и на Best in Show их показывали.

1.      Обеспечение ритмичной, бесперебойной экспертизы.

Когда животных на ринг выносят вызываемые по микрофону (или даже без оного) владельцы, на судейском столе часто возникают простои: то они, владельцы, куда-то отлучились (покурить, поговорить, в туалет, наконец), то просто не расслышали. Владельцев понять более чем можно – они не на работу пришли, да и акустика в залах часто оставляет желать лучшего, особенно если рядом проводятся какие-то конкурсы, шоу и прочие «пляски с топаньем и свистом». А график судейства в итоге нарушается, конкурентные группы путаются… Стюарды, в отличие от владельцев, находились именно на работе, имели план размещения животных в зале, и не надо им было напряженно вслушиваться в выкрикиваемые номера.

2.      Обеспечение анонимности экспертизы.

Об этом даже вспоминать не хочется. Сперва открытые ринги, а потом и отказ от стюардов на европейских выставках свели это понятие практически к нулю. Россия в этом смысле не исключение. Мало того, что активно работающий эксперт в своем регионе узнает едва ли не треть животных «в лицо», - многие начинающие владельцы, подойдя к судейскому столу, сами спешат представиться (а «старым» заводчикам и представляться не надо, их и так все эксперты знают...). Атмосфера «всеобщего братания» подчас действует разлагающе и на самих экспертов. Можно, конечно, внушать каждому новичку-экспоненту правила поведения на выставке, можно делать хорошую мину при плохой игре, «не узнавая» знакомых кошек и заводчиков, но выход ли это?

3.      Обеспечение правильного показа животных, зрелищности выставки и конкурса Best in Show.

Начинающий владелец выставочной кошки при ее показе обычно делает одну из двух ошибок: либо намертво прижимает несчастную к столу (против чего кошка нередко начинает возражать),  либо чуть ли не швыряет ее на этот стол, одновременно делая два шага назад. Как и чем будет эксперт одновременно удерживать, ощупывать и описывать кошку – его, эксперта, личное дело. И  почему-то в ответ на просьбу «поставить кошку на четыре ноги», такой владелец обязательно поставит ее на две, приподнимая под передние лапки…

А уж что вытворяют со своими животными начинающие владельцы на конкурсе BiS, вообще трудно поддается описанию. Хорошо, если кошку вообще удается рассмотреть. Конечно, опытные заводчики знают правила и «примочки» шоу-показа не хуже (а то и лучше) эксперта, но ведь на BiS не только они выходят. Стюард же обязан был учиться правильному и красивому показу животных – в соответствии с особенностями породы, окраса, да и темперамента животных.

Кстати, о темпераменте. Неопытные владельцы на своих первых выставках часто нервничают настолько, что это передается их питомцам. На пути к судейскому столу кошка успевает «завестись» так, что в руки эксперта попадает зверюшка, отнюдь не настроенная демонстрировать что-либо, кроме зубов и когтей. Дисквалифицировать такое животное за агрессивное поведение не хочется – ведь не коту, а хозяину не стоило бы появляться на экспертизе. Вот и приходится ждать, пока кот и владелец успокоятся, - то есть опять-таки нарушать график работы.

4.      Обеспечение квалифицированной подготовки новых экспертов.

Стюардство было начальной школой фелинологии, в которой «ученики» не просто «носили кошечек», а осваивали методы и приемы грамотного обращения с животными, изучая их мимику, другие особенности поведенческих реакций, учились видеть и понимать красоту породных признаков и вырабатывали умение показать ее другим. Протирая столы и объявляя номера, этому не научишься.

Почему же на российских, да и на многих европейских выставках отказались от показа животных стюардами? Основным – и действительно серьезным - возражением, которое выдвигалось против них, было «стюарды разносят инфекцию, показ животных владельцем гораздо гигиеничнее». Однако, сравнивая уровень «послевыставочной» заболеваемости животных в 1988-92 годах и сейчас, трудно заметить существенную разницу – и это при том, что в те годы не было ни столь интенсивного использования иммуномодуляторов, ни такой массовой вакцинации животных, как сегодня. Кроме того, выставляющиеся кошки так или иначе попадают на один и тот же судейский стол, к одному и тому же эксперту. Задумывался ли кто-нибудь о том, какова реальная эффективность «выставочной» обработки дезинфектантом стола и рук? Те, кого всерьез интересует этот вопрос, могут обратиться к пособиям по ветеринарной санитарии. А коротко говоря, кратковременное воздействие слабых растворов дезинфицирующих средств, которые применяются на выставках, не способно убить ни одну мало-мальски уважающую себя бактерию. Понятно, что владельцам кошек хочется свести неизбежные факторы риска к минимуму. Но все же роль стюардов как «разносчиков инфекции» кажется сильно преувеличенной.

Такие выступления владельцев против стюардского показа, как «они специально делают все не так» (например, нарочно разозлили кота или показали его неправильно, ущипнули за яички, сломали хвост и т.д.) относятся скорее к области психиатрии, чем к реальным возражениям. Ни один стюард нарочно не причинит животному вреда (а если такой выродок вдруг и найдется, кто ему даст право работать на выставках?). Единственно в том, что касается «неправильного», или, скорее, невыгодного показа, могут найтись свои резоны. Речь может идти о формальном показе, без учета сильных сторон животного, и без «примочек», способных скрыть некоторые недостатки – словом, безо всей этой кухни, хорошо известной искушенному в выставочных соревнованиях владельцу. Но обвинять стюарда в том, что он показал животное формально (то есть по правилам) по меньшей мере бессмысленно.

Есть и еще одна причина исчезновения стюардов с европейских выставок: просто-напросто весьма уменьшилось количество желающих ими работать. Действительно, подвергаться риску быть поцарапаным, покусанным, обруганным – а зачем?  Раньше стюарды делились на две категории – одним (таких было меньше) было интересно именно непосредственное общение с кошками, другие планировали стать экспертами. А стать экспертом без должного стюардского опыта было, как известно, нельзя. Фелинологических организаций и выставок было куда меньше, чем сейчас, и попасть стюардом на крупную выставку было не так-то просто. Может быть, это выставок и организаций стало больше, а не людей, желающих работать стюардами – меньше? Трудно сказать. В нынешних фелинологических организациях, весьма многочисленных, для сдачи судейских экзаменов тоже требуются отзывы о работе стюардом, но что это за «работа», уже говорилось выше. В некоторых европейских клубах пытаются возродить прежние традиции на новом уровне, оплачивая работу стюардов. Сомнительно только, что организаторы российских выставок «потянут» такие дополнительные расходы.

Реальной проблемой может стать неопытность и неумелость стюардов («платных» или бесплатных, все равно). Стюардство, как уже говорилось выше, школа, и набраться опыта человек может только в процессе работы. Но любой владелец выставочной кошки вправе спросить – почему стюарды должны учиться именно на моих животных? Выходом из этой ситуации может стать некоторая профессионализация стюардства, с обязательным, пусть краткосрочным, предварительным обучением. В начале российского фелинологического движения такого обучения не было, стюардам давался только очень короткий инструктаж перед выставкой.

Если владелец выставочной кошки все же хочет иметь гарантии, что его животных покажут именно так, как он того желает, пусть оговорит с оргкомитетом выставки свое участие в качестве стюарда собственных животных. Возможно даже, для этого ему придется предварительно пройти соответствующий курс обучения и официально получить право работать стюардом. Есть и другой вариант – договориться с квалифицированным стюардом о демонстрации животных, подобно тому, как договариваются с хендлерами владельцы собак (понятно, что услуги такого классного стюарда могут быть не бесплатными).

Конечно, кошку показывать на шоу не так сложно, как собаку на ринге. Возможно, по мнению руководства клубов, не стоит поднимать вопрос о возвращении стюардов на российские выставки, - и вообще, как известно, проще ничего не делать, чем что-либо делать... Но все-таки хочется видеть разумно организованную экспертизу и красивые конкурсы BiS, а не только иллюстрацию понятия “броуновское движение” вокруг судейского стола.

Шустрова И.В.

© 2004-2009 Международная Фелинологическая Ассоциация